Последствия реформы Полиции охраны
18.12.2017
Последствия реформы Полиции охраны - Верховенство Права

Во время реформы полиции под эксперименты попали все ее подразделения. Полиция охраны, ранее – Государственная служба охраны, не стала исключением. Но почему-то больше других подразделений полиции, она обросла скандалами. При этом более чем другие подразделения оберегается руководством МВД от публичности. Что творится в полиции охраны и стоит рассчитывать, что имущество, которое им охраняется под надежной защитой?

Еще в 2015 году начали говорить о схемах уклонения от переаттестации при полном попустительстве руководства Нацполиции и МВД. Оказалось, что многочисленные аттестационные комиссии не будут тестировать служащих полиции охраны. Именно тогда в Полицию охрану начали переводиться множество быстрых полицейских, и многие из них были сотрудниками ГАИ. Всех, кого хотели уберечь на постах — также отправляли в Полицию охраны.

Тогда много об этом говорили открыто, но официальное объяснение от МВД звучало так: «Это хозрасчетная организация, и будет аттестовать себя сама». Состав, принципы формирования и принципы функционирования комиссии по их аттестации (и были ли они вообще) — так и остались тайной для непосвященных. Так «реформированная» Полиция охраны продолжила свою деятельность, изменив лишь вывески и символику на служебных машинах.

Далее началась череда скандалов и происшествий вокруг ее работы.
В декабре 2015 — январе 2016 года Полицию охраны публично обвиняют в прямом участии в конфликте по рейдерскому захвату «Житомирских ласощей».
В декабря 2016 года случается трагедия в Княжичах, с запутанными версиями от Нацполиции и ГПУ. От «дружественного огня», как выразился Геращенко — 5 трупов сотрудников полиции. В ГПУ версий тогда было две: ограбление совершили грабители, а потом и сами сотрудники полиции охраны, что доказывает наличие в их автомобилях элитного алкоголя. Вторая версия — халатность сотрудников полиции. То, что так никого и не наказали — это уже вторая история и вопросы к руководству МВД и ГПУ. Но ключевая проблема, которую обнажила эта трагедия — между Полицией охраны и другими подразделениями полиции не существует единого взаимодействия и координации. Только после этой трагедии, руководство МВД смогло выдать Приказ, которым наконец утвердило порядок взаимодействия полиции охраны и спецподразделений Национальной полиции.

В августе 2017 года на взятке размером 100 000 гривен «погорел» Начальник полиции охраны Сергей Будник. При обыске в его доме изъято 16 слитков золота, 44 тыс долларов и 11,5 тыс евро. Дальше — Будник выходит из СИЗО под залог 128 000 гривен. А в октябре 2017 Апелляционный суд Киева его восстанавливает в должности из-за того, что сторона обвинения не доказала фактическое наличие рисков, Будник может препятствовать уголовному производству путем осуществления незаконного влияния на свидетелей, уничтожения или подделки документов.

В сентябре также текущего 2017 Служба безопасности Украины совместно с Генпрокуратурой разоблачает на взятке руководителей Департамента полиции охраны Национальной полиции, долгое время собирал дань талонами на бензин из восьми региональных подразделений.

Критическая масса начала явно переполнять информационное пространство вокруг данного подразделения. Надо отдать должное, на это руководство МВД реагирует мгновенно. Только не так как надо…

Опыт всех развитых западных стран, в том числе кран ЕС и США показывает, что полиция априори не может предоставлять НЕ для всех услуги по охране жизни и здоровья граждан, обеспечения безопасности. А сейчас (в лице полиции охраны) за дополнительную оплату она предоставляет услуги в большем объеме для граждан. Кроме этого, за счет наличия властных полномочий, в частности по применению огнестрельного оружия, НЕЛЬЗЯ делать из подразделения полиции монополиста на рынке охранных услуг, так как на практике это приводит к неформальной экономической деятельности и коррупции в различных ее формах.

Именно это предъявляли в лица наших «реформаторов» западные партнеры, которые давали деньги на реформу Нацполиции. Но замечания были проигнорированы. Зато, следует напомнить, что лично министр Аваков в 2015 году публично объявляет свою позицию о том, что он не собирается убирать полицию охраны, а наоборот, кардинально усиливает ее монополизм, прикрываясь разгулом бандитизма и вроде хаосом в частных охранных структурах. Вот его прямая цитата: «Охрану с оружием будет нести только одна государственная служба — Государственная служба охраны МВД. Все другие охранные компании, будут привлекаться к охране или без оружия, или в сотрудничестве с МВД. Другого варианта не будет».

Чего же так нервничает вся верхушка МВД, когда речь заходит об этом подразделении? Потому что ГСО, а затем полиция охраны была, есть, и, к сожалению, будет, пока есть нынешнее руководство, «курицей, несущей золотые яйца». По очень приблизительным данным, годовой оборот ГСО, а ныне Полиции охраны составляет 10 млрд гривен. Как ни стараются активисты, например, узнать официальные данные по обороту — их игнорируют и Нацполиция и МВД. Закрытые также для общественности сведения о прайсы на услуги Полиции охраны, декларации о доходах руководства Полиции охраны.

Бизнес-схема работы ГСО и нынешнего его правопреемника заключается в следующем:
Монополия в использовании огнестрельного оружия при охране объектов. По решению Кабинета министров государственные и коммунальные предприятия, учреждения и организации должны заключать договоры на охрану исключительно с полицейскими структурами.

В схеме ГСО всегда работала и продолжает это делать специальная Охранно-страховая компания, о прозрачности финансовых результатов которой никто даже не слышал.
Понятно, что, начиная с 1997 года, отдельные руководители ГСО при различных министрах ВС Украины неоднократно предпринимали попытки приватизации вполне успешного с коммерческой точки зрения подразделения. Нынешние «реформаторы», к сожалению не стали исключением.

Украинскому обществу нужно четко понимать, что происходит с системой полиции. А лучше сказать — при отсутствии такой системы. «Не доверяйте нам. Особо не доверяйте словам. Судите нас по делам и строго», — рекомендовала когда Украинская первый заместитель министра внутренних дел Эка Згуладзе. Не пришло время прислушиваться к советам «реформаторки»?

По материалам: job-sbu.org.ua