Особенности судебных заседаний в Украине

05.03.2013

Никакой политики. Все банально по-украински. Просто, внятно и страшно. И как всегда – безнаказанно. Давняя история длиной в девять лет. Меняются президенты, меняются символы, а мы – прежние. Наша цена – 100 гривень за скандирование лозунгов и участие в митинге. В любом митинге, за или против – не важно. И сто двадцать – за одновременное удерживание древка с партийным знаменем в руках.


В Украине судебные заседания иногда больше похожи на постановки театра абсурда, чем на суд.

В 2004 году в Хмельницком убили женщину. Немолодую, успешного бизнесмена. В масштабах областного центра убийство было резонансным. Это сейчас, в 2013-ом, мы опять привыкаем к взрывам автомобилей, автоматным очередям на улицах, тогда, в 2004-ом, подобное казалось ушедшим в историю. Резонансное убийство должно было быть раскрытым. Раскрыли , через три дня нашли виновных.

Двух молодых мужчин, Ивана Нечипорука и Александра Моцного. Били нещадно, пытали электричеством, Нечипоруку приводили его беременную жену, приговаривая: « Это ты такой сильный, а твоя жена в таком состоянии быстро сломается под пытками. Хочешь увидеть?..»

Сломались, не выдержали. Потому что били, пытали не только милиционеры, участвовали и наши законники-прокуроры. Написали явки с повинной, признались в том, чего не совершали. Убитую вообще никогда не видели. Даже в общественном транспорте. Поскольку она ездила по городу в комфортабельном автомобиле.

Не раз от явки с повинной отказывались. Тогда били, пытали опять. Два молодых украинца, не имевшие никаких криминальных наклонностей и эпизодов, обучались любить свою молодую страну. Милиция и прокуратура давала им уроки патриотизма. В 2005 году состоялся суд. Немолодой судья в городе Хмельницком решился на подвиг – не признал подсудимых виновными. Поверьте, это действительно подвиг.

Его близкие и сослуживцы шепотом говорили: «Давление на судью было страшное. Но он увидел, что дело сфабриковано!». Вскоре судья умер. Близкие говорили: «Из-за этого дела. Его довели. Ему не простили». Хочу назвать его имя, он заслужил этого. В отличие от большинства так называемых « героев Украины » , пусть дети и внуки гордятся им: Василий Афанасьевич Панасюк, мир праху его.

В 2006 году – суд в Шепетовке. Так решили судебные власти. Поскольку дело Нечипорука и Моцного нужно было довести до конца. До осуждения. Судья Болотин Сергей Николаевич проигнорировал советы и просьбы начальства, не вынес обвинительный приговор.

В 2007 году дело рассматривал суд в Тернополе. Власть не уступала, необходимое «сугубо правосудное» решение о доказанной вине Нечипорука и Моцного вынесла судья Демченко Ольга Владимировна. Тем самым совершила явный акт патриотизма, защитила мундир украинского правосудия от досужих наветов. Дала каждому из подсудимых по 15 лет. Сегодня – продолжает служить, благоденствует. Хотя и она, я уверен, знает (или догадывается) , кто заказал (убил) несчастную женщину в Хмельницком в 2004 году. Но – не велено!

Генеральный прокурор публично заявил, что все в арестах было законно, а решение Европейского Суда «мы изучим». Его первый заместитель тоже уверен: при аресте украинские законы прокурорами и судьями не нарушались. Уж эта Донецкая юридическая школа!— Игорь Фомин, адвокат Юрия Луценко

В 2004 году Иван Нечипорук вместе с женой подали заявление в Европейский Суд по правам человека. Здесь наше правосудие вместе с милицией и прокуратурой помешать не могли, работала квалифицированная защита. В 2011 году европейский суд единогласно (!) принял решение.

В решении Суда – указание на 14 (четырнадцать) нарушений регламента Европейской Конвенции по правам человека и Протоколов к ней. И еще – требование к государству Украина выплатить Нечипоруку и его жене 46 000 евро. Наших с вами денег, дорогие соотечественники. Мы, увы, не можем требовать от родного государства, чтобы эти деньги выплатила судья Демченко. Такого права у нас нет.

Конец истории? Как бы не так. Иван Нечипорук по-прежнему в тюрьме. Последние 6 месяцев его дело «пересматривает» Хмельницкий суд. Решения все еще нет. Что им, хмельницким прокурорам, мнение Европейского Суда. Они живут и работают не в Европе. И совсем не тяготятся этим. Именно поэтому они давят на суд, требуют дело Нечипорука и Моцного не пересматривать. Откуда знаю? Оттуда, из так называемых юридических источников.

Такая вот история. Меняются президенты, депутаты-законодатели, меняется уголовно-процессуальный и прочие кодексы. А здесь, в правосудии, ничего не меняется. Чем дольше живу в своей стране, тем чаще думаю: зачем? Страшно. Никакой политики. Банальное отсутствие правосудия.

Автор: Семен Глузман, врач, член коллегии Государственной Пенитенциарной службы Украины, LB.ua


Комментарии 0

Лента новостей

Комментарии